вторник, 26 июня 2018 г.

Вьетнам. Ханой. Тханг Лонг.

Еще Китай.

Самолет приземлился в Ханое в 5 утра, я быстренько получил визу на 3 месяца по своему приглашению и вышел в город, где меня уже ждал вьетнамец с табличкой сильно коверкающей мои имя и фамилию. Позади остался Китай, с трущебами, несъедобной едой и неприветливым населением. Я был, бы не я, если бы не отжег напоследок, не мог просто вот так взять и улететь. Приперся значит со страшными, повидавшими на своем веку рюкзаками в бизнес лаундж, разлегся в удобном мягком кресле, коротаю часы. Прибегает сотрудница аэропорта, в чьи обязанности входит должна гонять нищебродов, тех кто совсем не бизнес и спрашивает на корявом англицком: «Букинг?». Да не вопрос милая! Лениво лезу в рюкзак, достаю и показываю бронь на вьетнамском. Минутная пауза, удивил, однако, убежала с глазами какающей мышки, а я? Я гордо продолжил релаксировать на мягком кресле, вытянув ноги до посадки в самолет. Век, живи, век учись, а наглость? Она и есть счастье!





Столица Вьетнама Ханой.

Темень, хоть глаза выколи, но миллион вьетнамцев уже бодро спешит на работу, на своих мопедах, мотоциклах и мотороллерах, автомобилей не так много. Отель расположен в самом сердце старого города в 1 минуте ходьбы от рынка и старой городской стены, точнее того, что от нее осталось. Днем сюда на авто хрен доберешься, но в 6 утра тут еще можно проехать.






Водитель достает из багажника мои не многочисленные пожитки и заносит в отель. В старом городе очень много не дорогих гестиков, хостелов и отелей, ведь основной поток туристов редко, когда задерживается в Ханое больше чем на 2-3 дня. И платить за дорогие апартаменты готов не каждый, я же снял себе отдельный, большой номер, с персональным душем, теликом и даже окном в никуда. Но заселиться и выспаться сразу не получилось, чек ин ровно в 12. Девочка на ресепшене, высокая и худая вьетнамка, лет 20, так бойко щебечет на английском, что я с непривычки почти ее не понимаю. Ладно, ладно, в 12 так в 12, а вещи то можно бросить? Ну и на том спасибо.


Новый день, новый город, новая разведка. Ноги сами ведут туда куда нужно, просто идешь и смотришь по сторонам. Все в новинку, Ханой совсем не похож на Сайгон, узенькие старинные улочки, так неправильно петляют, что регулярно приходится сверяться с навигатором. Малоэтажные разноцветные строения, наследия китайской и французской архитектуры, плотно пристроенные друг к другу, пестро увешаны вывесками и рекламой. Гирлянды проводов над головой, лавки и магазинчики с надписью «Huy», лотки с бесконечной едой, жара, не передаваемое сплетение запахов еды и нечистот, шныряющие под ногами крысы, - вот она та Азия, которую я так люблю и, куда меня так тянет.


Почему? Не знаю, просто мне тут удобно и комфортно, просто тут я дома. Да я впервые вижу эти древние улочки: Веерная, Ювелирная, Парусная, Серебряная, Пеньковая, Шёлковая, Корзинщиков, Кувшинная, но что может быть лучше идти каждый день куда глаза глядят, пробовать новые блюда, жить тем, что есть?


История города между рек.

Обычно рассказ про столицу Вьетнама начинается так: В 1010 году (две десятки – счастливые числа) император Ли Тай То, странствуя по стране, увидел сказочного золотого дракона вблизи с крепостью Дайла Это на столько впечатлило императора, что он тут же приказал возвести город и перенести туда столицу своего процветающего государства Дайковьет из Хоалы. Новый город получил название Тханг Лонг «Взлетающий дракон». И тут встает резонный вопрос, кто это? И зачем переносить столицу?


Ли Тай То или Конг Уан (запретное имя), стал только в 1009 году, это был незаконнорождённый ребенок. Как гласит одна из легенд, его мать из знатного рода Фам, как-то прогуливалась в окрестностях монастыря Тиешуон, где и повстречала духа в человеческом обличие. Он был на столько прекрасен, что она тут же влюбилась в красавца и родила от него ребенка. Дух естественно после зачатия пропал. По другой версии, надо сказать это была версия одной из храмовых книг, она родила от семени белой обезьяны. Ну а третья версия, как по мне самая правдоподобная, потому что я не верю в непорочные зачатия и скрещивания человек с обезьянами. Версия №3 гласит: Мамка Ли Конг Уана, проживала в монастыре Тхиентам и, как-то вечером пошла прогуляться по тропинкам монастыря перед сном, где случайно и столкнулась с престарелым настоятелем, стыковка прошла успешно и вскоре девушка родила сына.


Когда мальчик родился вместе с ним в монастыре родился белый щенок, на спине которого были пятна черного цвета, сплетавшиеся в иероглиф «Сын неба». Это было знамением. В 3 года ребенка усыновил буддистский наставник Ли Кхань Ван, от которого он и получил фамилию. Мальчик рос и вскоре поступил на службу к Ле Чунг Тонгу, одному из четырех сыновей императора Ле Дай Ханя. После смерти отца императора, разразилась борьба за престол, Ле Чунг Тонгу после трех дней правления империей, был убит своим братом Ле Нгоа Чьеу.


После этого печального инцидента, все придворные вельможи, разбежались в диком ужасе и только Ли Тхай То упал на тело убитого, обнял и начал рыдать. За верность Ле Нгоа Чьеу, назначил плаксу главным помощником и воеводой столичной армией, а после и вовсе начальником дворцовой императорской гвардии. Правил Нгоа Чьеу недолго и плохо, что и привело к заговору и правление целой империей, отошло нашему бастарду. Придя к власти, Тхай То распределил должности, титулы и чины между своими родственниками и знакомыми, а столицу решил перенести в более благоприятное место, чем гористая местность Хоалы.


Вот так и возник город Ханой, что в переводе с вьетнамского означает «Город между рек». Хотя постойте, город стал носить это название гораздо позже в 1831 году по указу императора Минь Манга.


Ну а я все так же иду по старому городу, вдыхая полной грудью свободу!



Комментариев нет:

Отправить комментарий

comments powered by HyperComments