среда, 9 сентября 2015 г.

1й день Таджикистан. Душанбе.

У братьев Стругацких есть повесть, "Понедельник начинается в субботу". Мой же понедельник начался как и положено, при чем дважды. Душанбе переводится, как понедельник и возник еще в лохматые времена, как кишлак на перепутье дорог средней Азии, где по понедельникам организовывали базар, на который съезжались  торговцы с разнообразным товаром. Время шло, базар уже работал ежедневно, а кишлак из 500 дворов разросся в город Дюшамбе



Время полета 4 часа 20 минут, за это время можно в пятницу доехать до дачи, ну если конечно повезет, или слетать в Египет. А вот на поезде до Душанбе 4 дня пути. Изначально о экспедиции на Памир я услышал весной, но от поездки отказался, денег не было, но было жутко интересно. Все таки горы, я так люблю горы! Наступило лето, ко мне на дачу приехали Илюха с Димоном, я как раз докапывал бункер на случай ядерной угрозы и уболтали меня, под жаренные грибочки с папоротником орляком отправиться с ними. Я не смог отказаться от такой интересной поездки, да еще в такой замечательной компании, где к слову сказать я был самым молодым, фактически юнгой. Тем более спонсором моей поездки стал Автосервис ZFMfster ремонтирующий коробки ZF для всяких там Audi, BMW, Jaguar и надо сказать достойно, любезно взявший на себя расходы по моему перелету и в принципе всей моей экспедиции.
С собой нужно было только взять:
От 400 баксов на еду и некоторые непредвиденные расходы. Денег было всего 91$, их я и взял в расчете, что с голоду не умру и это уже будет настоящий дауншифт, к которому я так долго стремился, но если у моих друзей-читателей возникнет желание мне помочь финансово я против не буду.
Теплые вещи. И раз уж пошла реклама, то теплую одежду, ну чтоб я не замерз в горах мне предоставил Благотворительный Фонд Gurevich. Это был неожиданный шаг и я таки в одежде не нуждался, но когда сам старик Гуревич дрожащими руками мне передал пакет с свитерами и драповыми пальто своей бурной юности и сказал это тебе как раз по размеру будет, чтоб не замерз там. Я не смог ни принять сей дар и пообещал, что буду носить эти замечательные вещи. Конечно я хотел все это выкинуть в помойку, но ведь я дал обещание.
Аптечку индивидуального пользования. В моем случае она состояла из активированного угля, презервативов и мази Пантенол, дабы натирать свежесделанную тату. Это был уже 16й сеанс на моей левой руке и проведя 7 часов в цепких лапах мастера Андерса, под жужжанье дюжины машинок, я так и не смог увидеть разницы между тем, что было и что стало.
Летних вещей таких как шорты, рубашки, плавки и шлепанцы (вот их то я неделю забывал положить в рюкзак).
Паспорта и документы.
СМИ пестрели сообщениями, что в Душанбе начался какой то кипеш, То ли неизвестные расстреляли сотрудников МВД, то ли зам.министра переворот пытался учудить. Особо в подробности не вдавался, но это меня особо и не волновало, я уже бывал во время "Оранжевой революции" в Египте, когда не было ни правительства, ни полиции, Шарм был окружен танками, а на улицах Шарм-Эль-Шейха барыги в открытую предлагали гердос. Бывал в Тае на военном положении. В Малайзии, когда сбили несчастный боинг. В Гонгонге - во время "Революции зонтиков". СМИ показывали кромешный ад и безобразия, а демонстранты в то же время мыли улицы с мылом и собирали мирно мусор. Конечно близкие и знакомые волновались за меня или просто интересовались, как я там бедолага, я же праздно шатался или отрывался и проблемы чужих государств мне были фиолетово. Как в прочем и до меня ни кому там не было дело.
За 4 часа до вылета мы прибыли с Илюхой во Внуково, терминал В, где за мерзопакостным пивом Хамовники мы дождались остальную команду. 



Пограничники не просили меня снять кепку, на паспортном контроле таможня не просила разуться. Так просто по зеленой пропустили, праздник какой-то. Немного погуляли по дьютику, изучая ассортимент спиртных напитков, купили пару литров виски, дождавшись посадки сели с оравой таджиков в самолет. Наши места были заняты, но тут же подбежала стюардесса, с вопросом «Вам помочь?» Да, мое место занято, но я могу и на колени сесть, с улыбкой ответил я. «Не надо на колени», ответила женщина неопределенного возраста и на хрен прогнала таджиков на их 16й и 10й ряды. Самолет двинулся, нам раздали конфетки «Взлет». За спиной раздался тост "Ну за рулежку", потянулись пластиковые стаканчики с виски Ballantines, оставляя в воздухе характерный запах. Самолет двинулся и понеслось: "За выход на полосу", "Ну за разгон", "За отрыв" и все в таком же духе. Самолет жужжал двигателями как фашисткий бомбардировщик в старых советских фильмах и заглушали этот рев только очередные тосты за моей спиной. Boing 737, жуткая помойка, но мы долетели до Таджикистана и нас даже накормили, сэндвичами с говядиной и курицей, последняя на поверку оказавшей индейкой. Тут то я и вспомнил, что не взял опять зубную щетку. Индейку я быстренько выковырял из бутерброда и скормил Жаренову, даже не так, я изъял тонкий ломтик ветчины из бутера, протянул назад со словами «Кто-нибудь будет?» и тут же молниеносно у моих пальцев щелкнула челюсть Моисееича со смачным звуком «Аааам!». В Душанбе в аэропорту снимать нельзя, об этом меня предупредил таможенник, когда я уже отфоткал смешные надписи на Фарси, написанные кириллицей.


Душанбэ

Прошли быстренько таможню, миграционные карточки никто не смотрел, автоматом нам поставили штампы и ждали только Бориса - гражданина Евросоюза, который никак не мог пройти быстро. Выходим, нас ждет Юсуф и авто, везует заселять в гостиницу.


Душанбе

Город низкоэтажный, темно смотреть особо не на что, но сразу видно очень чистый. Гостиница Пойтахт, прям немецое название, оказалась довольно приличной, нас расселили на четвертом этаже по даблам. Номер состоял из: Гостиной с диваном, креслами, столом, холодильником, телевизором и гостевой кроваткой, на стенах висели картины, на предметах мебели стояли вазы. Туалет в лучших советских традициях, с точно такой же ванной и спальня с двумя одноместными кроватями и шкафом, полотенца и тапочки прилагались к шкафу.



В ванной на мое счастье были одноразовые зубные щетки, мыло и шампунь, их я по привычке забрал. Мы улеглись с Илюхой поспать, но сон как-то не шел, в легкой дреме я провел пару часов, встал, сделал намаз, ну в смысле намазал руку Пантенолом и разбудил друга на завтрак. Илюха, вставать не хотел, но пришлось, причем в крайне паршивом настроении. Лица на не было, а только гримаса всеобщего призрения. Пока он умывался, пришел Дима и позвал на завтрак. Состоявший из блинчика со сметаной, лепешки, гречневой каши с овощами, нарезки из сыра и колбасы, ровно по три кусочка того и другого и чая на выбор. 



Весь выбор состоял только из зеленого чая. Илья сидел с несмываемой гримасой в ожидании черного чая. 



Пока мы завтракали подтянулись Александр и Евгений. Евгений Есть отказался и выпил чаю. Поели и пошли собираться в путь. У лифта встретили Бориса, он был весел и полон сил. Вещи были собраны и оставалось только собрать деньги за поездку и на покупку алкоголя и баранов. Так как я не ел ни водки, ни баранов, мне сделали скидку, не взяв с меня денег и назначали смотрящим за общаком. Как лицо наименее заинтересованное в деньгах, алкоголе, мясе и других безобразиях. Грузимся в машину, на улице уже жарко. 



Дети ходят в чистеньких одеждах, девушки в красивых национальных одеждах, состоявших из шароваров и коротенького халатика. Одежды очень яркие, преимущественно зеленого или голубого цвета, расшитые блестящими узорами или блестками. 




Другие девушки ходят в юбках, очень много высоких и красивых. Хибжабы официально запрещены, руководство страны ориентировано на вековые устои, а не на религию. По-этому же и бороду носить фактически запрещено. 




Приехали в кафе Москва, тут у нас поздний завтрак, плавно переходящий в обед. 



Остановок на пути не будет, а ехать около 500 км, в горах. Заказываем лепешек, салата, шашлык, люляки-баб и пива. Всем пива! Я бы выпил чая, и я говорит Евгений. Сидим кушаем общаемся, мясо долго не несут, надо барана поймать, общаемся тоже долго. Я расспрашиваю Юсуфа, как они относятся к тем таджикам, которые «только с гор спустились», ведь тех кого я вижу на улицах Душанбе, совсем не похожи на наших метущих нескончаемо дворы и ремонтирующих квартиры. «Не очень», говорит мой собеседник, уже 30% приехавших живет в Душанбе. В нашу беседу подключаются остальные, шутки, подъебки, анекдоты. Все смеются, у ребят уже по третьему бокалу пива, приносят мясо. Таджики к нам относятся очень хорошо, практически все говорят на русском, в Душанбе, так практически без акцента. И очень жалеют, что стали другой страной. После обеда меняем деньги, покупаем ящик водки и два пива в дорогу и едем в горы, мимо достопримечательностей города: памятника основателю Таджикистана – Исмоилу Сомони (в честь него названа и денежная единица), дворца и огромного флага Таджикистана





В окошке мелькают цветные постройки города, нас тормозит постоянно милиция. 





Форма на них наша – старая. Посты милиции всю дорогу, раз 20 точно остановили, все это очень сильно замедляет наше передвижение. 





По обоим сторонам горы, много гор, разные, красивые и величественные. Растет дикий миндаль, фисташки и виноград.








Там где попадаются селения, все это продают по обочинам дорог, много продают и дынь с арбузами. У реки Вахи торгуют жареной и вяленой рыбой. Не далеко от нее Нурекское водохранилище



С обзорной площадки открывается невероятный вид на водохранилище. 



Пятиминутный отдых и снова в путь и опять горы, горы, горы. 


Проезжаем город Куляб, асфальт заканчивается и начинается насыпная дорога на многие сотни километров, в приграничной зоне с Афганистаном. 


Мимо проносятся крузаки, оставляя за собой только клубы дорожной пыли, въезжая в них несколько секунд ничего не видно. Это такси, едут эти машины из Хорога и везут пассажиров в Куляб и Душанбе. Стоит такая поездка 50$ на человека, а что делать, ведь самолеты из Хорога уже не летают. Каньон, красота, да и только, мы просим остановиться. Фото-видео съемка, покурили, размяли ножки.







Начинает темнеть, дорога все хуже и хуже, в нескольких местах сошел сель. Объезжаем завалы, в одном месте камень размером с двухэтажны дом лежал в том месте, где недавно проходила дорога. В него упиралось асфальтовое полотно. Пыль, темень, трясет и только видно в контуры огромных камней. Такое впечатление, что едешь по каменоломням. Справа течет Пянж буквально в нескольких метрах от нас, внизу. В его водах отражаются редкие огоньки домов на том берегу. Это уже Афган. Электричества в тех местах не проведено, зато всякие благотворительные организации, регулярно снабжают жителей солнечными батареями, благо солнца тут много. И нас все трясет и трясет, темень и редкие огоньки с того берега, метров сто и ты в Афганистане, граница визуально никак не охраняется. И тут рядом с селеньем Дурабан,огни - яркая вспышка неонов, асфальт, все светится, гирлянды синих и красных ламп, ура приехали! Так же быстро все остается позади – это Электростанция, говорит Джамшет. Народ уже весь разбит, жопы болят, чердак начинает съезжать набекрень. «Скоро, скоро приедем» - обнадеживает наш гид. Я как-то в Египте был на джип-сафари на крузаках, по пустыне гонят арабы на перегонки, безбашенные арабы – страшно, но это сейчас казалось аттракционом, как покататься на электромобильчике в парке развлечений. Мы летим подпрыгивая, плюхаясь на свои места, вцепившись в ручки и подголовники. Видимость минимальная и только контуры гор слева и блеск Пянжа внизу справа. Ад! Уже казалось, что все это будет вечно, мы 12 часов в пути и тут, Калайхумб – конечная точка на сегодня. Треть общего маршрута пройдена. Нас встречает хозяин дома и селит в комнаты по двое. Обычное таджикское поселение, в комнатах по две кровати и ковер, под нами шумит приток Пянжа – Обихумбоб



Уже накрыт стол, простая таджикская еда: овощи-фрукты, салаты, лепешки, фаршированный перец. 



Все очень вкусно, особенно груши и виноград. Ребята достают водку, застолье, шутки, споры, подъебки. Все устали, но вероятно счастливы и довольны.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

comments powered by HyperComments