понедельник, 28 марта 2016 г.

43й День Камбоджа Пномпень. Поля смерти Чоенг Эк.

Мой сегодняшний рассказ будет посвящен практически полностью одному из страшнейших событий в истории человечества - полям смерти, на которых происходили массовые убийства людей при тоталитарном коммунистическом режиме «красных кхмеров». Во время нахождения «красных кхмеров» у власти только в лагере смерти Чоенг Эк, одном из 300 лагерей, было уничтожено более 20 000 человек. 



Это кошмарное место мы решили посетить во второй половине дня, когда солнце уже не такое злое и жара немножко спадет. До мемориала около 15 км на юг от Пномпеня и иначе как на тук-туке добраться невозможно (если нет собственного транспорта). Часика в 3 вышли из дома, зашли покушали в местную кафешку и стали ловить тук-тук. Их на каждом углу пруд пруди, но за 4$ никто ехать не решался. В конце концов нам повезло, подъехал пожилой мужичек и без торга согласился везти нас в Чоенг Эк. Хотя он тоже не понял куда нам ехать, но поступил крайне грамотно, подъехал к кафе, позвал девочку с хорошим английским, и та перевела ему куда нам нужно. На прощанье сказав нам, что наш водитель очень счастлив везти вас. Водитель попался действительно хороший, в отличие от прошлых ездюков, он вез нас крайне аккуратно, объезжая ямы и не запрыгивая на тротуары. 








Мы едем по трущобам окраин Пня, кругом нищета и грязь. Где-то минут через 30 мы прибыли на место. Вход в мемориал Чоенг Эк платный, билет стоит 6$. В цену входит аудиогид, в том числе и на русском языке. С первых шагов по территории Полей смерти аудиогид начинает свой рассказ о тех кошмарных событиях середины 70х годов ХХ века.



1. Пол Пот и вступление «красных кхмеров» в Пномпень.

Настоящее имя этого чудовища - Салот Сар (также известен как Тол Саут и Пол Портх). Он родился в 1925 году в деревенской семье в камбоджийской провинции Кампонгтхом и был восьмым ребенком в семье из девяти. В 9-ти летнем возрасте родители отправили его в Пномпень к родственникам, где Сар получил начальное образование в буддийском монастыре. В 12 лет Салор Сар поступил в католическую начальную школу École Miche, где получил основы классического образования. После её окончания в 1942 году Сар продолжил учёбу в Колледже Нородома Сианука в Кампонгтяме. Попытка Сара в 1948 году продолжить образование в престижном Лицее Сисовата закончилась неудачей, он не сумел сдать экзамены и был вынужден продолжить обучение в Технической школе в Пномпене. В 1949 году Салот Сар получил правительственную стипендию для получения высшего образования во Франции. Прибыв во Францию, Сар отправился в Париж, где начал изучать радиоэлектронику. Но проучился не долго. Пол Пот увлекся идеями коммунистического движения. Сблизился с другими кхмерскими студентами, разделяющими взгляды коммунистов и даже вступил в КПФ (Коммунистическую Партию Франции). После этого он забросил обучение и был вынужден в 1953 году вернуться на родину в Пномпень. Там он вступил в компартию Индокитая, начал посещать школу партийных кадров и в 1963 году после загадочной смерти секретаря камбоджийской компартии Ту Самут был утвержден лидером «красных кхмеров». К началу 70х годов ближайшее окружение Салот Сара захватило практически все важные посты в высшем партийном аппарате. Своих оппонентов он уничтожал физически. Для этих целей в партии был создан секретный отдел безопасности, подчинявшийся лично Салот Сару. Коммунистическая партия Кампучии имела три уровня организации: центральный комитет, партийные ячейки и относительно массовое движение. Использовалось конспиративное наименование партии — «Ангка». Для партии были присущи коллективный способ принятия решений, конспиративный характер подбора кадров, максимальная анонимность. У власти в Кампучии тогда стоял американский ставленник Лон Нол (шла война во Вьетнаме и американцам нужен был человек для борьбы с вьетконгами в джунглях Кампучии, а король был к ним очень лоялен). Король Сианук, к тому времени отлученный от трона, но стоявший во главе государства, бежал в Пекин. Там же Нородом Сианук заключил сделку с Пол Потом. Вместе с вождем «красных кхмеров» они поклялись слить свои силы воедино ради общей цели - разгрома американских войск и свержения Лон Нола. За 5 лет, с 1970 по 1975 год, «революционная армия» Пол Пота превратилась в Камбодже в мощную силу, контролирующую западные районы страны. В середине января 1975 года армия Пол Пота начала массированное наступление на правительственные войска. В наступлении участвовало более 70000 человек. 1 апреля 1975 года «красные кхмеры» овладели городом Неаклуонг в 50 км от Пномпеня. В тот же день Лон Нол и более 30 высокопоставленных чиновников и генералов бежали из Пномпеня на американскую базу Утапао в Таиланде, а оттуда, через Индонезию, на Гавайские острова. По рекомендации американского посла 11-12 апреля из Пномпеня на 36 вертолётах под охраной морских пехотинцев США были вывезены 82 американских гражданина. Части Освободительной Армии Кампучии тем временем форсировали Меконг в районе Наеаклуонга и подошли вплотную к Пномпеню, начав интенсивный ракетно-артиллерийский обстрел аэропорта Почентонг. 17 апреля армия «красных кхмеров» вступила в Пномпень. Население Пномпеня вышло приветствовать «освободителей», свергнувших «лонноловский» режим, но никто тогда и не подозревал, что новая власть начнёт «очищать» города. Сразу после захвата города Пол Пот издал декрет об отмене денег и приказал взорвать национальный банк. Людей, кто пытался собирать разлетевшиеся по ветру банкноты, солдаты расстреливали на месте.  18 апреля 1975 года жители Пномпеня проснулись от выкрикиваемого в громкоговорители приказа Ангки покинуть город. Трех миллионное население Пномпеня было выселено из столицы. Красные кхмеры, одетые в традиционную черную форму, колотили в двери прикладами и беспрерывно стреляли в воздух. Одновременно с этим была прекращена подача воды и электричества.  Но было абсолютно невозможно вывести из города всех. Переселение растянулось более чем на неделю. Детей разделяли с родителями, расстреливали не только протестующих, но и непонятливых. «Красные кхмеры» обходили жилища и стреляли в каждого, кого находили. Другие же, безропотно подчинившиеся, в ожидании эвакуации, оказались под открытым небом без еды и воды. Десятки тысяч были расстреляны в дороге. Много человек умерло в пути собственной смертью от кишечной инфекции, солнечных ожогов и голода. Старший брат Салот Сара - Салот Чхай, как и многие другие изгнанные, умер в пути. Через неделю в Пномпене осталось 20000 человек, это были в основном солдаты, офицеры и административный аппарат. По городу бегали стаи диких собак, раздирающие трупы людей. Стоял дикий смрад. Изгнанию подверглись другие города Кампучии: 18 апреля население покинуло Риём, 24 апреля Пойпет, 26-28 апреля Пайлин и т. д. Одновременно шло переселение сельских жителей из восточной части страны в западную и наоборот. Людей уничтожали по этническому принципу, тех кто не мог говорить по-кхмерски. В провинции Кахконг на юго-западе страны были уничтожены 12000 из 20000 тайцев. Массовым убийствам подверглись более 20 этнических групп: лао, кула, чамы и особенно вьетнамцы. Были разрушены храмы и мечети. Буддийские храмы осквернялись или превращались в солдатские бордели и скотобойни. Мечети превращали в свинарники и заставляли чамов (мусульман) выращивать там свиней, несогласных убивали. Интеллигенция объявлялась врагом номер один и подвергалась поголовному уничтожению или каторжным работам на рисовых полях. Все, кто носил очки объявлялся интеллигентами. Были уничтожены все бытовые приборы, экономика, здравоохранение, образование, политические и социальные институты.

2. Остановка для грузовиков.



Именно в этом месте раньше останавливались грузовики, доставляя мужчин, женщин и детей на смерть к массовым захоронениям. В период с 1975 по 1979 гг. здесь погибло 20000 людей, которых забивали до смерти, травили, расчленяли и сжигали заживо. Судебный процесс при тоталитарном режиме базировался на предупреждениях от Ангкара - Камбоджийского правительства того времени. Люди, получившие более двух предупреждений, отправлялись на «перевоспитание», что почти приравнивалось к смертному приговору. Людей принуждали признаваться в антиреволюционных настроях и преступлениях против партии (в частности сюда входили торговая деятельность, общение с иностранцами), после чего им говорилось, что Ангкар простит им это и изгладит их ошибки, что означало путешествие в одну из тюрем или концентрационных лагерей. Сначала каждую ночь на полигон прибывало по несколько грузовиков, но к концу режима Пол Пота, когда он и его соратники начали видеть врагов буквально в каждом лице, в ночь на полигон приезжало уже по несколько десятков грузовиков. В каждой машине было от 20 до 30 молчаливых, испуганных заключенных с завязанными глазами. Когда грузовик прибывал, жертв вели убивать к ямам или канавам, или отправляли в тюрьму неподалеку.

3. Заключение в темном и мрачном бараке.


Бараки стояли тут же рядом. Это были самые обыкновенные сараи, под оцинкованными крышами со стенами в два слоя, чтобы заключенные находились в полной темноте и не могли видеть друг друга. Узников убивали не сразу. Несколько суток они томились в бараках, некоторые даже, прежде чем попасть туда, успевали поверить, что их, может быть, накормят, может быть, дадут работу. Людей в каждом бараке были сотни. В давке при жаре больше 30 градусов, многие не доживали до первого же вечера.

4. Администрация Лагеря.


Здесь находилась администрация палачей. Здание было оснащено электричеством, что позволяло убийцам читать и озвучивать списки жертв в ночное время.

5. Бывший китайский церемониальный павильон.



До того, как на этом месте был создан лагерь Чоенг Эк, тут находилось китайское кладбище.

6. Хранилище химикатов.


В этом месте хранились химикаты для поливания тел реагентами, чтоб те не источали смрад.

7. Массовое захоронение 450 погибших тел.



Здесь на меленьком клочке земли было обнаружено 450 трупов. Убийцами людей в основном были подростки от 12 до 17 лет с изуродованной психикой. Детей забирали у родителей и в колониях прививали ненависть к родным и любовь к делу коммунистической партии. Обозленные и неграмотные подростки справлялись с казнями лучше, чем любой взрослый человек. Для них было абсолютно нормально убивать и пытать десятки, сотни, тысячи людей самыми изощрёнными способами.

8. Склад орудий убийства. Как убивали заключенных.


Чтобы не тратить патроны людей убивали молотками, тяпками, мотыгами, дубинами по голове. Перерезали горла острыми листьями сахарной пальмы. Заключенным связывали за спиной руки, велели встать на колени, опускали голову и убивали, если не получалось сразу добивали вторым ударом. Чтобы не были слышны крики умирающих, включали громкую музыку. Такую громкую, что ее было слышно не только в лагере, но и в окрестных деревнях. Все инструменты, используемые для убийств тысяч людей, хранились в этом сарае.

9. Китайская могила. Фрагменты останков костей и зубов.


Уже 40 лет после обильных летних дождей кости и черепа вылезают наружу. Как будто сама земля не готова принять останки людей. Фрагменты человеческих челюстей помещены в прозрачный ящик неподалеку.

10. Плантация лонгана, 11 Прогулка вдоль озера, 12 Рассказы очевидцев.

Проходя по этим когда-то цветущим садам, вслушиваясь в рассказы аудиогида, волосы становятся дыбом, все тело, каждую клеточку пробирает ужас. Энергетика настолько страшная и сильная, что не прочувствовать это просто невозможно. Невольно начинаешь осознавать, что весь происходящий здесь кошмар ты сам проживаешь заново. Вон они грузовики с людьми, их только привезли и выгружают к яме. Палачи-подростки подкидывают младенцев вверх и насаживают на штыки винтовок. Это невозможно описать словами, тем более написать. Единственный вопрос, которой появляется в голове «Как?» «Как такое могли допустить?».



13. Массовое захоронение 166 обезглавленных тел.

Небольшая могила, 166 найденных тел и ни одного черепа.


14. Одежда погибших жертв лагеря.


В стеклянном боксе лежат остатки одежды заключенных, земля не приняла не только кости, но и выплевывает обратно все, что связано с теми ужасными событиями.

15. Дерево смерти.



Дерево Чанкири, наверно самое ужасное из увиденного, когда подходишь к нему видишь тысячи браслетиков, аккуратно развешанных на коре и ветках. Это дерево невольно стало орудием убийства тысяч младенцев. Солдаты отбирали их у матерей и на глазах несчастных женщин, схватив ребенка за ноги, разбивали ему голову об ствол. Все дерево было пропитано человеческими мозгами и остатками костей.

16. Кости погибших.



Кости людей помещены в прозрачный бокс. То, что не уместилось, лежит сверху. Работники мемориала до сих пор достают кости из могил, несмотря на то, что прошло 40 лет.

17. Магическое дерево.


Это дерево, нет, не желаний и магическое оно только из-за того, что на нем висели громкоговорители, с которых по вечерам разносилась бравурная патриотическая музыка, рядом включался дизельный трактор, который должен был заглушить крики жертв... Трудно представить себе, какой ужас наступал у приговоренных людей, сидящих в бараках и слышавших эту кататонию.

18. Мемориальная Ступа.




Сегодня Чоенг Эк — мемориал с буддистским храмом. Храм имеет двойные акриловые прозрачные стены, которые заполнены более чем 5 000 человеческих черепов. Черепа разложены по возрастам на полках многоярусной ступы.  Тысячи проломленных черепов с пустыми глазницами вопрошают «За что?»






Это ужас, настоящий ужас, слова застревают в горле, да честно говоря и говорить не хочется. Полтора месяца позитива и путешествий, когда жизнь так прекрасна и хочется жить, когда каждый день самый лучший в жизни, перечеркивает один час увиденного. Один час осознанного. Один час прочувствованного ада.






Последний раз я чувствовал такую тяжесть в Хатыни, читая на крестах имена и возраст сожжённых заживо детей. Когда слезы текли из глаз непроизвольно. Обратно в город мы ехали молча. Слова кончились, не было никакого желания прикалываться. Не было желания смотреть что-то еще. Тук-тукер привез нас к конторе, которая продавала билеты до Сиануквиля. VIP BUS гласило название, билеты стоили дешевле чем везде, 9$. Водитель, убедившись, что мы купили билеты и запомнили место, попрощался с нами и уехал.


А мы пошли через грязный и кишащий крысами оптово-овощной рынок на соседней улице №234 в сторону центра.






Шли все так же молча. Увиденное не отпускало еще долго. Столица Камбоджи погрузилась в неоновые огни фонарей и реклам. Везде кипела жизнь, давая понять, что все это давно прошло. Мы вышли в центр к Independence Monument, вокруг окруженного скверами, посмотрели как танцует молодежь на площади.







Хоть движения были синхронны и зазубрены у всех участников, но каждый пытался выделиться из толпы. Сие действо завораживало. Мы сидели с открытыми ртами на траве и наслаждались. Любой человек в городе может прийти и танцевать.


Все это бесплатно и таких мест очень много в скверах, парках, на набережной. Жизнь не остановилась, жизнь продолжается. Хоть порой и преподносит что-то ужасное. Мы брели по скверу пока не наткнулись на тук-тук.


Торговаться не хотелось, но цену все же сбросил. Нельзя в Азии сразу соглашаться, всегда нужен торг.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

comments powered by HyperComments