воскресенье, 27 сентября 2015 г.

4й день Таджикистан. Памир - Подножье Смерти в поисках рубинов.

Пойти прогуляться, чтобы нас не прирезали как барашков не получилось, Илья уснул в лобби я на кровати в номере. Потом он пришел, лег спать. Сон шел как-то урывками, потом несильно тряхонуло. «Ты почувствовал?», - спросил Илья,  «да, трясет не сильно» ответил я.  Снов было много и все какие-то беспокойные, везде, что-то не получалось, какая-то суета. В одном странные хачи из девятки, требовали чтобы я им собрал комп тысяч за 7-8. В другом появилась моя старая любовь, сообщила, что развелась с мужем и возжелала жить вместе. Короче совсем не спалось, оделся и ушел в лобби, сидеть в инетах и не мешать Жаренову спать.

Таджикистан


Мы как-то вахтово спим. Или он или я. Наступило утро, Дима постучался в дверь и пригласил на завтрак, Илья отказался, сославшись что «дрищит , как свинья» - это рефлекс на индускую кухню (имхо).  Я спустился в ресторан и произошла забавная ситуация. Я увидел индуса и девочку-официантку и машинально сказал:  Morning! В ответ услышал morning и улыбаясь сел за наш стол. Через мгновенье появилась официантка  и спросила на английском желаю ли я кофе или чая? Черного или с молоком. Я ответил black coffee. На что она спросила по русски: «А вы по русски говорите?» «А как же!» - ответил я.  За завтраком я рассказал, что нашел на просторах интернета, недалеко от на в радиусе 50 км Кофир-Кала – древнейшую крепость цитадель и гору Кухилал, которой добывали минералы и рубины. Александр, как ярый коллекционер минералов сообщил, что «обеими руками за!» Идем с Джамшетом в туристическую информацию, выписываем разрешения и ждем остальных, общаясь с ребятами у минибаса. К нам подбегает мужичек, лет пятидесяти и говорит: «Как же приятно слышать хорошую, русскую речь. Я уже и не думал, что еще в жизни ее услышу. Вы от куда?» «Из Москвы», дежурно отвечаем мы практически хором. «За чем же вы нас бросили?» «Да это не мы вас бросили», обсуждаем утрату СССР.



Дальше наша дорога лежит на самый юг страны.



Горячие источники Гарчашма. Мальчики налево, девочки направо. Ничего нового чисто погреть косточки в радоновых источниках. Местные купаются в чем мать родила, плавки не понадобились.

Радоновый источник




Следующим местом назначения был высокогорный поселок Кухилал и одноименная гора - месторождение знаменитого бадахшанского «лала» - благородной шпинели, известной также под названием «Бадахшанский лал».



До поселка то мы добрались без проишествий. Дальше нам встретился абориген и сказал что снимать нельзя. Он повел нас к горе,  на спортивных штанах таджика была дыра как раз на пятой точке и не маленькая. Так что приходилось некоторое время его мохнатую жопу. Так бы и шел рассматривая шерсть на жопе, если бы не ослик. Увидив животное я спросил: "А ослика то фоткать можно?».  Оказалась, что можно все снимать кроме абрека. Я незамедлительно наделал кучу фотографий.

Ослик

Высота поселка 2300 метров над уровнем моря. Лезем вверх, лезть тяжело, сердце рвется из груди, как птица из клетки. На высоте примерно 2700 метров, мы с Борей уходим вверх вправо, а вся компания влево.

Pamir

Pamir

Pamir

Еще метров 200, никого нет, мы сидим в теньке тополей у ручья. Боря рассказывает очередную увлекательную историю. Никого нет, мы кричим: «Вы где?» « Спускайтесь» в ответ. Нет блин, что за херь. Спускаемся, наши друзья окружены бородатыми таджиками, сидят на лавочке потупив взгляды вниз на горную пыль на ногах.

Pamir

«Что происходит?» «Дальше идти нельзя режимное предприятие.»  «И что ни как нельзя решить?» «Нет, только разрешение из КГБ.» «Да ебаный рот мы столько лезли». Я говорю:  «ну мы же с Борей почти добрались до шахт.» Мы вас видели говорит таджик, но не возвращать же вас под дулом автомата обратно,  не гостеприимно, - добавляет он.


Делать нечего, спускаемся вниз, заходит разговор о Маяковском и том, что он писал детские стихи.  «Ну например?» - говорю я. «Пожалуйста» - отвечает Борис:


Сказка о Пете, толстом ребенке,
и о Симе, который тонкий



Жили были
Сима с Петей.
Сима с Петей
 были дети.
Пете 5,
а Симе 7 —
и 12 вместе всем.
1



Петин папа
был преважным:

в доме жил пятиэтажном

и, как важный господин,

в целом доме
жил один.
Очень толстый,
 очень лысый,

злее самой злющей крысы.

В лавке сластью торговал,

даром сласти не давал.

Сам себе под вечер в дом 
сто пакетов нес с трудом,
а за папой,
друг за другом,

сто корзин несет прислуга.

Ест он,
с Петею деля,

мармелад и кренделя.

Съест
и ручкой маме машет.

— Положи еще, мамаша! —

Петя
взял
 варенье в вазе,

прямо в вазу мордой лазит.

Грязен он, по-моему,

как ведро с помоями.

Ест он целый день,
и глядь —

Пете некогда гулять.

С час поковыряв в носу,

спит в двенадцатом часу.

Дрянь и Петя
и родители:

общий вид их отвратителен.

Ясно
 даже и ежу, —
этот Петя
был буржуй.

2



Сима
 тоже
 жил с отцом,

залихватским кузнецом.

Папа — сильный,
на заводе

с молотками дружбу водит.

Он в любую из минут

подымает пальцем пуд.

Папа явится под вечер,
поздоровавшись для встречи,
скажет маме:
— Ну-ка,
 щи

нам с товарищем тащи! —

Кашу съев
 да щи с краюшкой,

пьют чаи цветастой кружкой.

У рабочих денег нету.

Симе
 в редкость есть конфету.
Но зато
она и слаще,
чем для Пети
целый ящик.
Чай попив,
 во весь опор
Сима с папой
 мчат во двор.
Симин папа
 всех умнее,

все на свете он умеет.

Колесо нашел
и рад,
сделал Симе самокат.

Мы спустились с горы.

Pamir

Pamir

«Ты что это все в детстве запомнил?» - спрашивает кто-то взади. «Да» - говорит Борис.  Обсуждая женщин, мы  подходим к Нурику и его машине, жадно пьем кто воду, кто пиво и Джамшет начинает рассказывать историю, которую я просто обязан поведать читателю.

Pamir

Pamir

Однажды  много лет назад я пошел в тур в Фаны,  место где мы остановились, оказалось контрабандисткой тропой, но я тогда этого не знал. В поход со мной шла итальянка Степания, жуткая сука, вегетарианка и феминистка.  Мужиков она люто ненавидела, зато  любила животных. Все наши вещи были навьючены на осла и чтобы животное передвигалось, я бил его палкой. Стефания жутко возмущалась моему обращению со скотиной и говорила так нельзя надо разговорами и лаской. Я говорю: «у нас ослы обычно слушаются, если женщина идет впереди». Стефания обгоняет нас с ослом, пока она не видит, я пизжу его палкой. Как только она оборачивается, я говорю: «Хм, действительно понимает слова!» и мы идем дальше. Дошли до канавы, не обойти. Я говорю: «Степания, глянь впереди может мостик, где есть мы бы с осликом перешли». Как только итальянка исчезла из зоны видимости, я как замахнусь палкой, да так что ослик в ужасе перепрыгнул двухметровую канаву и мы продолжили наш поход. Добравшись до места, разбили лагерь. Ночью Стефания говорит: «Там, кто то ходит, сходи посмотри», страшно пиздец, но я же мужик, вышел обошел вокруг никого. Правда через час раздались действительно голоса, это две тетки собирали грибы и заблудились. Я показал им в сторону их кишлака и они ушли. На следующий день , Степания отвязала ослика и когда я проснулся животного уже не было. Я охуел и начал поиски осла. Первым делом, я спустился в кишлак и пошел к тетке, чей был ослик. Пришел, говорю, Здрасти, а ослик домой пришел. Думаю скорей всего зная дорогу вернулся домой. Тетка округляет глаза и как давай истерически орать, что мол, я проебал ее скотину и теперь должен 500$ из тех 1000$, что мне платят за тур. Цена ослику 100$ в красный день. Я говорю: «Да не стоит твой ослик столько». И оказывается, что он был такой добрый, такой послушный и не кусался, что был роднее сына ей. «Двести что ли?». «Да» - говорит жадная тетка. Окей, а сам думаю хуй тебе а не деньги. Собираю весь кишлак и на поиски осла. Искали два дня, нет скотины и все. Возвращаюсь к Стефании, а она с ним обнимается. Оказывается осел ушел не вниз, а вверх в горы, потом вернулся. «Дай я с ним пару минут пообщаюсь», нет говорит мужененавистница.  И вообще, ты говорит Джамшет похож на лягушку! Как на лягушку? Беру зеркало, смотрю, спрашиваю: «Где ты тут в моих чертах увидела лягушку?» « Нет», - говорит похож на лягушку и все «как по вашему будет лягушка?». Я говорю: «паланг». А паланг по нашему – тигр! Так вот, после этого она меня еще года 4 потом звала паланг, при чем придем где народу много, а она такая при всех меня палангом называет. Народ смотрит на меня удивляется, злобная итальянка видя реакцию радуется, я стою молчу.  Потом люди подходят и говорят: «Джамшет, что ты такое сделал? Почему эта феменистка тебя везде тигром зовет? Как так? Научи.»
Мы ржем, вот она восточная мудрость! Возвращаемся в Хорог, забираем Жаренова, он уже окреп и едем в Памирский  ботанический сад.

Хорог

Хорог

Хорог

Он находится на высоте 2320 метров над уровнем моря. Это второй в мире по высоте ботанический сад, первый находится относительно недалеко в Непале.  В сад во времена СССР, завезли куча растений со всего мира, но сейчас за садом не особо следят. С виду сад Эдема высоко в горах, где растет множество яблонь, груш и других плодовых деревьев и кустарников.

Pamir botanic garden


Можно ходить рвать фрукты и есть, чем впрочем мы и занялись. Не пропустив, ни одного дерева, мы пробовали все, даже с ели натрясли гигантских шишек, но орешков в них не оказалось.





За этим увлекательным процессом Борис потерял очки и как мы их потом не искали, так и не смогли найти. В 5 вечера нас ждал ужин из мяса дикого яка, которые до сих пор тут водятся в горах. Мы немножко припозднились, но тем не менее трапеза состоялась. Нам внесли супы трех видов: куриный, томатный и острый соевый с грибами, специально для меня,  на столе стояли корзинки с лепешками и тарелки с овощами. На второе принесли кусочки яка в кари, но приготовленные по разному. Хоть я мясо и не ем, но для себя решил, что буду пробовать все национальные блюда. Мясо оказалось нежнейшем, чем то напоминало телятину и ни чуть не отдавало животиной, а карри придавало ему приятную пикантность. На гарнир бы риси это было действительно очень вкусно. Масала ти несли целую вечность, но это Азия.  После ужина мы Ильей пошли изучать вечерний город, сначала прошлись по парку где было хоть какое то освещение, потом по набережной. Когда и там и там все было изучено, мы углубились во все переулки Хорога, где освещение отсутсвовало напрочь. Каждый раз натыкаясь на тупик, мы возвращались обратно пока не добрались до центральной улицы. Ее мы прошли всю пока город не закончился. Смотреть особо было не на что и мы вернулись в гостиницу, постречав на оьратном пути многочисленных бородатых особей мужского полу шедших группами до 10 человек нам на встречу. Мы конечно немножко очканули, но виду не подали пройдя как нож через толпу, рассекая ее на две части.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

comments powered by HyperComments